Многоликие кредитные риски

С этой точки зрения за кредитные риски можно не опасаться: исследование банковского риск-менеджмента, проведенное "Экспертом РА", выявило наибольший прогресс именно в управлении кредитными рисками. Возрастание уровня кредитных рисков (в первую очередь по кредитам физическим лицам) было вовремя осознано как банкирами, так и регулятором.

В корпоративном кредитовании роста просрочек не наблюдается, а сегмент розницы переходит в стадию зрелости. Во-первых, сама рыночная ситуация способствует снижению риск-аппетитов и изменению подходов к оценке заемщиков в сторону большего консерватизма. Во-вторых, развивается информационная инфраструктура рынка кредитования. Многие банки, имея статистику за 3-5 лет, уже могут использовать рабочие скоринговые модели. Это, правда, не "тонкий" скоринг, но тем не менее определенный шаг вперед с точки зрения риск-менеджмента. Кроме того, активно развивается система кредитных бюро и коллекторских агентств, способных обеспечить более эффективную работу с просроченной задолженностью клиентов.

Стоит, однако, отметить, что пойти на самоограничение кредитных рисков банкам было нелегко, ведь это означает замедление темпов роста активов и доходов. Тем, кто не решился на это самостоятельно, во многом помог регулятор. НБУ определенно начал устанавливать более прозрачные правила игры, которые должны ускорить взросление розничного сегмента.

Розничные кредитные риски - пример того, как несоответствие уровня риск-менеджмента, регулирования и текущего профиля рисков было замечено вовремя. Пока население способно обслуживать свою задолженность, которая в расчете на одного занятого россиянина на 1 июля 2007 года составила 37 тыс. руб. - лишь около трех среднемесячных начисленных зарплат. Пугающая динамика просроченной задолженности в рознице отражает, скорее, рост мошенничества вкупе с низким качеством риск-менеджмента в ряде банков, чем низкую платежеспособность населения.

Однако в среднесрочной перспективе при ухудшении макроэкономической ситуации кредитные риски все же могут превратиться в масштабную угрозу. Многие сходятся во мнении, что кризис плохих долгов в России рано или поздно произойдет. По нашему мнению, это, вероятнее всего, случится в период циклического спада, - именно тогда реализация накопленных в период быстрого роста кредитных рисков обернется если не масштабным кризисом, то резким замедлением развития банковского сектора. На такие угрозы существующее регулирование и риск-менеджмент пока не рассчитаны, и здесь банкирам и регулятору есть над чем поработать.

Кризисы ликвидности, в отличие от кризиса плохих долгов, могут происходить и на фоне успешного развития реального сектора экономики. Классическим примером стал локальный кризис 2004 года, когда ряд непоследовательных шагов регулятора (при негативном информационном фоне) спровоцировал сжатие рынка МБК и панику среди частных вкладчиков. Сложности в определении уровня рисков ликвидности связаны не только с внезапностью их реализации. В заблуждение могут ввести и пруденциальные показатели ликвидности, которые ощутимо превышают предельные значения. Однако несмотря на это, ненадежность рыночных механизмов краткосрочного рефинансирования по-прежнему определяет высокий уровень рисков ликвидности. Один из важнейших источников краткосрочных ресурсов - межбанковский рынок - в 2008 году вновь продемонстрировал, насколько волатильным он может быть. Ипотечный кризис в США, спровоцировавший резкую волну повышения процентных ставок по всему миру, повлиял и на Украину. Так, по данным ЦБ, если в первой половине августа ставка MIACR по однодневным рублевым кредитам МБК колебалась в диапазоне 2,9-4,3% годовых, то во второй половине она выросла до 5,8-7,5% годовых. Причина кроется не только в обязательных платежах банков и их клиентах, но и в сжатии ликвидности банковского сектора.

За нервозностью межбанковского рынка скрывается фундаментальная причина сохранения высокого уровня рисков ликвидности в российской банковской системе. Это смещенная по срокам структура активов и пассивов, создающая спрос на краткосрочное рефинансирование. Источник смещения временной структуры тоже понятен: банки, стремясь удовлетворить потребности клиентов, удлиняют сроки кредитования, в то время как процесс увеличения сроков привлечения ресурсов идет гораздо медленнее.

Наиболее уязвимыми чувствуют себя малые и средние банки, что заставляет их держать до 20-25% активов в высоколиквидной форме. Но даже такая предусмотрительность не гарантирует им отсутствие проблем с исполнением обязательств в случае масштабного дефицита ликвидности. Управление риском ликвидности осложняется тем, что такие источники дополнительной ликвидности, как помощь собственников или регулятора через механизм РЕПО, доступны не всем банкам, а МБК и продажа ценных бумаг работают лишь в спокойное время.

банковский риск украина менеджмент